Диджериду-книга

Posted on Декабрь 6th, 2010, by admin

Здесь я буду писать о друзьях…ещё о чем-то…пока мозаичные куски…но всё это должно сложиться в одно слово – Диджериду…

Начинаю с маленького фрагмента воспоминаний о Владимире Лисунове.

Владимир Лисунов – Художник. 1940-2000.

Мы , то есть, ОЛ – обертонные люди, то есть, Диджериду

всегда играем на выставках Владимира Лисунова.

1. Лис и Фландрия.

2010 год. Ноябрь.

Уже 10 лет прошло с того момента, как закончился земной путь художника Владимира Лисунова.

Уже 10 лет я не могу написать свои воспоминания о нем.

Я только что вернулась из Антверпена. На день рождения мои друзья подарили мне эту поездку.

Я поехала в Антверпен с прекрасной Книгой – В. Лисунов. Живопись. Графика. Поэзия.

Книгу издала вдова Художника Ирина Сарапулова.

«Люди продают свои возможности

За три куска обычной жизни»

Идрис Шах

Когда есть дар, обычной жизни не жди…

Жизнь Володи Лисунова не могла быть обычной.

1.1.  В. Лисунов и Сальвадор Дали.

«Ничего нет, Галенька» – говорит Лис.

«О невидимых миру слезах раскачались главами березы» – говорит Лис.

Но сначала, дорогой мой Лис (так друзья называли Володю Лисунова), я расскажу тебе одну историю…

Есть такая земля. Она называется Фландрия. Там «пепел Клааса стучит в моё сердце ..», там родилась сама живопись

Тебе ли не знать, что такое живопись…»Сама живопись любит Сальвадора Дали» – однажды сказал Владимир Лисунов.

Однажды

в декабре 2001 года я завернулась в твой серо-голубой шарф и полетела во Фландрию.

В столице Фландрии, в городе Антверпене живут мои друзья –  Анжелика и Стевен. У них есть сын – Винсент (догадайся, в честь кого?).

У них есть дом на улице Больших Псов (созвездие конечно).

В Доме на улице Гроте Хонд я  вижу книгу Сальвадора Дали –  молодым и начинающим художникам. Ага…сейчас открою наугад. Что нам скажет великий причудник?

«Глаз художника должен непременно созерцать рассеянный свет. Так светится Париж и его окрестности. Так светится вся Фландрия». Хорошо я открыла! Прямо в сердце Фландрии я открыла эти строки.

«Но, маэстро, вы  забыли» – говорю я – «так светится ещё и весь Петербург».

Глаз художника Лисунова с самого рождения вбирал в себя этот свет.

На мне шарф Лиса цвета Невы, в руках книга Сальвадора Дали, вокруг светится Фландрия.

Анжелика рассказывает о летнем путешествии по Испании, о том, как они чудом попали в дом-музей Дали в Порт-Льегате, куда пускают всего 8 человек в день. «Знаешь»-  говорит она – «у Дали была совершенно крошечная мастерская. Даже меньше, чем у Володи Лисунова».

И я вспоминаю, как кто-то из гостей  спросил однажды – «Лис, а почему ты не купишь себе мастерскую побольше?».

«А зачем» – хитренько прищурился Лис – «в голове моей просторно, а я головой работаю…».

Вот так пошалили со мной два великих Художника в самом сердце Фландрии.

Они там шалят, а здесь искривляется пространство и время. И мы едем в Брюгге.

А в Брюгге братья ван Эйки изобрели масляные краски.

А где же их было ещё изобретать! Этот город, как драгоценность. Он так прекрасен, что дрожит сердце. Он так знаком, что страшно проснуться.

Вечный Брюгге перетекает из воспоминаний в реальность. Он нарисован на картинах Володи Лисунова – его вода, его очертания…

И, конечно, тут как тут Сальвадор Дали. В Брюгге всегда открыта Выставка его графических работ.

А на мне серо-голубой шарф Володи Лисунова. Вода Невы смешивается с  водой Брюгге.

А Брюгге когда-то был столицей департамента Лис.

Тогда, в  2001 году, я оставила мой серо-голубой шарф Лиса в Антверпене, чтобы возвращаться сюда ещё и ещё.

А в следующем, тоже уже далеком путешествии по Фландрии 2003 года, мы навестили маму нашего приятеля. Маму зовут Ливе – Любовь.

Когда-то мы все вместе бывали в гостях у Володи Лисунова в Питере.

Ливе очень полюбила Лиса. Ливе  купила в Питере его графическую работу.

И вот теперь уже во Фландрии мы в гостях у Ливе Бекман. На самом почетном месте в красивейшем обрамлении висит работа Володи Лисунова.

Мы говорим о жизни, о внуках Ливе. Их уже двое – Максим и Розана.

Мы говорим о Лисе.

Ливе говорит коротко, но ясно – « Такого, как Лисунов, конечно, могли убить.

Слишком он был ярок».

И вдруг я спрашиваю. Ну вот ни с того, ни с сего, ну просто так, спрашиваю – «а когда родился Максим?».

И что я слышу в ответ? – «27 июля 2000 года».

«Но именно в этот день был убит Володя Лисунов!» – медленно произношу я.

И как вы думаете?

Что на это известие отвечает Ливе Бекман, эта эксцентричная и прекрасная фламандка? (Причем отвечает без малейшей паузы).

«Боже мой! Вот бы Максим стал таким гениальным Художником! Есть шанс, раз он родился именно в тот день!»

Вот так светится вся Фландрия и весь Петербург, а между ними развевается, Лис, твой шарф цвета воды Невы.

Ты обычно носил красный шарф, но однажды пришел  ко мне именно в этом…

Вошел и говоришь – «Погода сегодня дождливая, решил вот в цвет неба…ха-ха…или воды…»

Входи, Лис…Мы с тобой на кухне посидим…

Жил был Художник Владимир Лисунов. Его 27 июля 2000 года кто-то убил. Ножом. Прямое попадание в сердце. У мольберта. За работой.

«Когда меня кто-нибудь разозлит» – говорил Лис – «я бегу домой быстро-быстро. И пишу, и пишу».

Вот бы и мне разозлиться. Раскричаться. Раскачаться.

Раскачаться на качелях памяти. И  начать писать.

Сальвадор Дали для того, чтобы речь его была особенно блистательной, надевал тесные лакированные туфли. Этот выдумщик сдавливал таким образом свои ступни и это помогало ему извергать фонтан блистательной речи. Эдакий испанский сапожок. Эдакий фантазер.

А Володя Лисунов выдумал родиться в России, в Ленинграде, в 1940 году.

Такой башмачок и не снился великому Сальвадору. Наверное, гении выбирают сами…свою «Фландрию».

В 2010 году я поехала в Антверпен уже с прекрасной книгой – В. Лисунов. Живопись. Графика. Поэзия.

Да. В следующий раз надо обязательно привезти книгу для Ливе Бекман.

Please leave a comment

  1. SVH Says:

    Спасибо за красивый очерк, за красивые слова о Лисунове, о Фландрии. За красивые слова вообще.

  2. admin Says:

    спасибо, что вы есть :-)